Куда ушло единственное чистое озеро в Петербурге

11 Авг 2017 | 14:52 Тимур Аваков

В Петербурге осушили единственное озеро, в котором санитарные врачи разрешали горожанам купаться. Превратить систему прудов на реке Дудергофке в болото смогли проектировщики полигона «Красный Бор».

Жители Красного Села этим летом остались без озера под незамысловатым названием Безымянное. Его называли самым чистым в Петербурге – водоем был проточным за счет системы прудов, организованной на реке Дудергофка. Безымянным болотом озеро стало после того, как чиновники затеяли реконструкцию плотины, выигравшая конкурс компания разрушила ее основание и забросила работы.

По утверждению главы местного детско-юношеского воднолыжного спортивного клуба Дениса Савицкого, уже почти месяц, как работы по реконструкции плотины остановлены, а озеро Безымянное, где расположен спортивный центр, мелеет.

«Падение воды – больше 1 метра. При средних глубинах около 1,5 метра это губительно сказывается на состоянии воды, рыбы и перелетных птиц, занесенных в Красную книгу, которые ежегодно выбирают озеро для взращивания потомства. Также Безымянное озеро является единственным водоемом на территории нашего города, в котором официально разрешено купание. В 2017 году из-за работ искупаться в озере физически невозможно. Растет социальное напряжение», – написал Савицкий главе комитета по природопользованию Игорю Григорьеву.

В беседе с «Фонтанкой» партнер Савицкого по бизнесу Денис Суханов добавил: единственный плюс от происходящего – на берегу по соседству с клубом больше не встретить местных гопников. Негопников, правда, тоже. «На центральном пляже купаются, но в водорослях и грязи».

По словам Суханова, местные жители в попытках решить проблему даже соорудили плотину своими руками: «Вода стала выше – теперь 10 – 15 см от минимума».

Реконструкцию гидротехнического сооружения Красногородской бумажной фабрики, сдерживающего озеро, должны были начать в мае 2017 года. Конкурс организовывал подведомственный комитету по природопользованию ГУП «Экострой». Выиграла тендер на 54 млн рублей компания НПП «Шельф». Ей предстояло за полгода по уже готовому проекту работ выполнить демонтаж конструкций, обустроить временные защитные сооружения, установить запоры водосливных отверстий, прочистить коллектор, вывезти мусор.

Проектную документацию пытались разработать еще с 2012 года. Изначально контракт был заключен с компанией «Росинком» (контора, имеющая штат в 5 человек, за 3 года стала победителем конкурсов на 450 млн рублей, в тендерах других структур почти не принимала участия). Согласно данным «СПАРК-Интерфакс«, контракт был исполнен, выплачено 3,4 млн рублей. В 2015 году понадобились новые проектные изыскания – на этот раз подключили компанию «Проектоводстрой». Закупка обошлась в 2,7 млн рублей, еще в 400 тысяч оценили авторский и технический надзор. Компания, которой доверили доделывать проект, вряд ли может похвастать безупречной репутацией. В 2010-х по решениям «Проектоводстроя» «Экострой» ремонтировал дамбу, через год она осыпалась. В 2014-м специалистов «Проектоводстроя» раскритиковали за ремонт гидросооружений на полигоне «Красный Бор». Работы привлекли внимание Следственного комитета.

Как утверждают строители, и в этот раз проектировщики не были точны. «Сложно, чтобы проект был идеальный. Например, в канале коллектора по проекту должна была быть бетонная плита, но на дне ее на самом деле нет. Были сложности и с просчетом объема трубы, которая должна была пройти по коллектору и вместить в себя озеро», – рассказал гендиректор компании-подрядчика «Шельф» Владимир Летучий.

Собеседники «Фонтанки» в организациях, подведомственных комитету по природопользованию, считают, что компания-проектировщик не провела исследование корректным образом: «На момент проектирования канал был сверху закрыт железобетонными плитами, без водолазов сделать качественный осмотр и оценку состояния водоподводящего канала было невозможно. Отсюда и ошибочные проектные решения, которые в процессе ремонта, да еще без полной переделки проекта, изменить очень сложно», – отметил собеседник издания.

К слову, это не единственный объект «Проектоводстроя», к которому у подрядчиков и госслужащих есть претензии.  По данным гендиректора «Шельфа», контракт по другому подряду, суммой в 22 млн, на ремонт плотины Орловского пруда у Константиновского дворца, придется расторгать. «Там просто не получено согласование на перекрытие трассы у президентской резиденции, да и порубочные билеты оказались запредельно дорогими – каждый под 3 млн рублей», – говорят специалисты.

Есть и другая проблема, из-за которой плотину все никак не могут начать реконструировать, – отсутствие денег. «Сумма, выделенная на ремонт, состоит из 80 процентов денег города и еще 20 процентов федеральных поступлений, и вот в Москве кто-то о них забыл. Денег ждем с 1 июля, без них работы начать не можем, нужно закупать бетон. Уже и не верим, что они придут», – говорят в «Шельфе».

На это же ссылаются и в «Проектоводстрое»: «Насколько нам известно, проблема имеет административный характер. Что касается проекта, то он корректируется, и это не влияет на сроки». По утверждению специалистов компании, неточные расчеты были произведены в момент паводка или осадков, когда уровень воды был другим. «На отметку уровня воды сейчас это никак не повлияло. Спустить воду пришлось во время проведения монтажных работ для установки трубы».

В комитете по природопользованию на будущее Безымянного озера в отличие от строителей и инженеров смотрят с оптимизмом: «Работы начались в мае. Специалисты осушили водоем, чтобы приступить к сварочным работам в коллекторе. Средства из федерального бюджета еще не получены. Но вынужденная приостановка не повлияет на сроки окончания строительно-монтажных работ. Планируется, что объект будет сдан до конца года, а после окончания ремонтных работ нормализуется и уровень воды», – рассказали в пресс-службе комитета, подтвердив, что постоянно получают письма от местных жителей. Впрочем, пообещать, что в Безымянном озере вновь можно будет купаться на следующий год, в ведомстве не смогли: «Это уже не к нам, а к Роспотребнадзору».

«Ремонтировать Охтинскую плотину начали в 2011-м, а закончили в 2015-м, хотя по контракту закладывали сроки в течение года», – напоминил «Фонтанке» один из собеседников в подведомственных комитету учреждениях.

Ксения Клочкова, «Фонтанка.ру»

Справка:

Гидротехническое сооружение Красногородской бумажной фабрики входит в гидросистему «озеро Дудергофское – озеро Долгое – озеро Безымянное». Водные объекты сообщаются между собой через три гидротехнических сооружения: водосбросное сооружение на озере Дудергофское, плотину с водосбросом на озере Долгое и плотину с коллектором на территории Красногородской бумажной фабрики. Комплекс имеет статус объекта охраны, и ведет историю с 1716 года. Тогда на месте фабрики располагалась бумажная мельница. В 1753 году она была куплена бароном Сиверсом за 40 тысяч рублей. До 1785 года здесь изготавливали бумагу для ассигнаций. В 1848 году перешла к купцу Печаткину. Выпускались высококачественные сорта бумаги, на которой печатались «Санкт-Петербургские ведомости», «Голос», «Вокруг света». После 1917 года бездействовала и возобновила работу в 1924 году. Серьезно пострадала во время войны, но уже в 1949 году дала первую бумагу. В 1959 году первый снимок обратной стороны Луны был сделан на бумаге Красногорской фабрики. С наступлением рыночных реформ закрыта в 2004 году, теперь площади сдаются арендаторам.